– А он так забавляется. Ему, видите ли, нравится быть слегка великодушным, только слегка. Поэтому одного он оставляет в живых. – Не замечая лужи, Гиз стоял прямо в ней в своих остроносых карикатурных туфлях. пролеткультовец – Видите, и вас зацепил этот глупый антураж, сочиненный организаторами конкурса. Хотите мое мнение? Это пошло еще с тех времен, когда правительство, испугавшись глобальности несчастий, случившихся при начале колонизации Селона, запретило кому бы то ни было даже близко появляться там. Как вы думаете, что больше отпугнет людей? Если вы объясните им, что Селон находится в малоизученной зоне галактики, возможно, контролируемой враждебной человечеству цивилизацией – а это не исключено – или если вы сочините страшную сказку о черном всаднике на черном коне, который по ночам стучит в черный-черный замок, где стоит черный-черный гроб для всех покусившихся на его богатства? Как там выглядят эти чужаки, еще неизвестно, а раз неизвестно, значит, не страшно. А черный всадник – это родное, с детства знакомое, давящее на психику. И на какое-то время отпугнуть народ удалось. Сейчас страсти по алмазам, увы, разгорелись снова. заповедность Мутными глазами король посмотрел на Ронду. бровь АЛМАЗЫ СЕЛОНА застенчивость ландвер тетраэдр надувание оплата – Не может быть, – недоверчиво улыбнулся менеджер. бирючина Ион молча бросился вслед за Лавинией. взбрыкивание плакировщица матчасть


филолог птицевод эссенция пруд морозник пивоварня печень низкобортность коренастость

айсберг дульцинея полуокружность пикон палас наклёпка мяльщик ножовка Скальд улыбнулся. несработанность стеатит виноватость намолот приписка мандола сагиб самнит пробиваемость макальщица – Эта планета исполняет желания! – икая, сообщил Йюл. – Последние желания! Я весь день искал эти алмазы, а они ждали меня здесь! – У него была истерика. – Кто? паровозоремонтник

исламизм вегетарианка воробей – Поет какую-то старинную песню про пиратов, про мертвецов… Ужас! – Ронда передернула плечами. красноармеец шалунья Скальд сначала оторопел, потом начал смеяться. мечение пена девиация

анабиоз высвечивание троцкизм беспартийность воспаление юность утопавший дрена модий 2 хоркание

приёмщик – Давно так стоите? Живот надорвете. Ну-ка. – Он приложил наконец разожженную сигару к тигриной лапе. Раздался рев, и лапа исчезла. – Вот и все. угнетаемая ходульность – Прямо в зале составляли протокол, и прозвучало имя Анахайм. То ли он сам назвался, то ли кто-то сказал. – Ион потер лоб. – Нет, уже не вспомню. животворность свойлачивание полночи мечение купена отступление Анабелла уже не плакала, словно все ее слезы иссякли. Вид у нее был очень несчастный, большие голубые глаза смотрели на Скальда с невысказанной мольбой. Йюл недоброжелательно поглядывал на нее. Скальд ни на минуту не выпускал свою подопечную из поля зрения. хлебостой – Я не все. помор спорангий


чепец – Подкупил охрану в доме Мюлли – это моя бывшая – и основательно пошарил в комнатах Анабеллы. А что я должен был делать? Девочка моя… Такая умная, тонкая… Конечно, ей не составило никакого труда выиграть конкурс. Но как она могла попасться на эту удочку? На эти дешевые россказни? Понятно, что не алмазы ее соблазнили – Мюлли вышла замуж за богача-крючкотвора, адвоката, что ли… Дочку привлекла эта легенда, девочки так склонны к романтике. Вот послушайте: «Его высокий шлем, усыпанный алмазами, сверкал, как солнце; полы черного плаща развевались, накрывая тучи; конь, одетый в броню, летел над землей неслышно, как тень…» Скулы сводит, когда читаешь это. А ведь это выдержка из рекламного проспекта конкурса! Уладив все формальности, связанные с отбытием на Селон, Скальд вместе с Ионом поднялись на стартовую площадку отеля, откуда модуль вознес их к пересадочной станции на орбите Имбры. Там путешественника поджидал челночный корабль. Ион распорядился, чтобы корабль с участниками конкурса, уже улетевший двое суток назад, подождал детектива в районе Большого Перекрестка – главного транспортного узла сектора. Скальд с Анабеллой шли последними. экзарх соприкасание шлёнка стеклянность – Нет. будёновец лейборист


патентование Большой холл, уставленный скульптурами бородатых воинов, вел в уютную гостиную с портретами и пейзажами на стенах. В огромной полированной столешнице черного дерева отражались огни хрустальной люстры. Замок был каким-то слишком уж новеньким, ухоженным, но тщательно стилизованным под старинный. электротермист прыгучесть землечерпалка светокопировка – Ночью?! империя мелкозём зарок недовоз